Семей 57864
Профилей 1093507
Петр Тимофеевич Мериков
  Информация о рождении
Дата рождения: 27 марта 1926
Место рождения: украина Братский р-н., село Надеждовка

СУДЬБА БРАТА.
Когда началась война, я успел закончить 7 классов, а мой брат Петр - пять. Меня фашисты угнали на принудительные работы в каменный карьер села Александровка Вознесенского района, а брата Петра и наших двоюродных сестер Мерикову Любовь Сидоровну, Мерикову Любовь Ивановну, Фабрикову Марию Федоровну и еще многих других молодых девушек и ребят вывезли в рабство в Германию.
Сейчас я живу в Николаеве, а брат - в селе Надеждовка Братского района. О пережитом вспоминать он не особо любит, но как-то при встрече мне удалось разговорить его и узнать подробности невольничьей жизни у фашистов.
... В 1942 году в селе Надеждовке, где мы тогда жили, оккупанты при активной помощи местных прислужников-полицаев устроили большую облаву на молодежь. Среди схваченных ими оказался и Петр. Молодых выстроили в колонну и погнали на станцию Людмиловка. Дорогой к ним присоединялись новые гурты молодежи из других сел. Людей собралось много, но охрана была надежная, впереди, сзади, справа и слева полицаи с натренированными собаками - убежать Петру не удалось.
На станции невольников загнали в товарные вагоны, заперли двери и повезли в Германию. В дороге ни воды, ни еды не давали - что кто успел из дому захватить, тем и жили.
За Одером состав с невольниками остановился. Их вывели на площадь, выстроили, и представители предприятий, просто хозяева ходили по рядам невольников и выбирали себе подходящих, как товар на базаре.
Петр попал к богатому хозяину, разводившему свиней, владельцу теплиц. В его хозяйстве уже работали ребята из Украины и Польши. Был он жадным и жестоким. Кормил из рук вон плохо: утром и вечером эрзац-кофе, а в обед - баланда из брюквы. Работать заставлял день и ночь, ходил с палкой и нещадно колотил работников, особенно, если замечал, что в огороде сорван огурец, помидор или другой овощ.
Не знаю, откуда были другие парни-украинцы, но, узнав, что Петр с Николаевщины, они заявили, что Николаев - это не Украина, а кацапщина и стали обижать его. За брата вступились молодые поляки.
В обязанность Петра входило кормить свиней. Корм он возил тачкой и дорогой ел его сам. Вскоре он заболел - глисты.
Как-то хозяин послал Петра с поручением в магазин. По дороге ему встретился немец с овчаркой. Заметив невольника, он натравил на него собаку. Она бросилась на брата с открытой пастью, но он изловчился и схватил ее за язык, как он говорил, «мертвой хваткой». Собака сдалась, так Петр спас себя от неминуемого увечья. Но не имел способа спастись от болезни, голода, издевательств и решил бежать домой. Он шел ночами строго на восток, питался тем, что мог найти в садах и огородах.
Так шел он несколько дней и добрался до Польши. Спрятался на опушке какого-то леса, туда же пришли пастись гуси. Ему, измученному голодом, захотелось поймать гуся, но птицы подняли шум. Прибежал хозяин, схватил вора и стал его колотить. Далее за него взялись местные полицаи, думали, что он партизан, поняли, что беглый, и стали допытываться уже, откуда он сбежал. Петр боялся, что хозяин забьет его насмерть, и назван концлагерь, который находился невдалеке от владений немца-хозяина.
В концлагере существовало интернациональное братство узников, помогло оно и Петру подлечиться, стать на ноги. Вместе с другими невольниками его гоняли на работу в каменоломни. В одном из надзирателей Петр узнал земляка, и тот тоже признан его. Вначале полицай вроде и относился к земляку помягче, но когда фронт стал приближаться, видимо, стал опасаться, что Петр расскажет о нем, как об изменнике. И, пользуясь властью, направил его на работу в крематорий - сжигать трупы: они лежали кабелями, хотя печи дымились круглые сутки.
Как-то, когда Петр работал в ночную смену, пришел к нему пьяный полицай и стал придираться, норовил его оглушить, бросить на тележку для трупов и живьем отправить в печь. То ли сытый фашистский прислужник был настолько пьян, то ли смертельная опасность придала Петру сил, а скорее - то и другое, только на тележке оказался не он, а предатель. Забегая наперед, скажу, что после войны брат побывал у его родителей, сказал, что их сын погиб в концлагере, а вот при каких обстоятельствах, не сказал: зачем бередить сердечные раны стариков.
А тогда, потрясенный пережитым. Пето не мог унять нервную дрожь. В бараке его не узнавали: молодой парень поседел. Немцы так и не докопались, куда подевался их холуй.
Фронт приблизился вплотную. Концлагерь освободили американцы. Охрана сбежала. Не знаю, чем Петр приглянулся американскому военному. Тот спросил, хочет ли он воевать против немцев. Петр с радостью согласился, и его обучили, как стрелять из пулемета. Выдали брату и военную форму, посадили вместе с пулеметом на мотоцикл, водителем которого был американец. И так с боями он дошел до конца войны. Американцы предлагали ему остаться с ними, но Петр рвался домой, тогда его отправили в тот лагерь, где он
был прежде. Как-то туда приехал сержант Советской Армии, выстроил мужчин и скомандовал:
- 1926-й год рождения! Пять шагов вперед! Остальные - свободны.
Так Петр оказался призванным в Советскую армию, служил в Германии, окончил школу младших командиров, домой возвратился сержантом. 27 марта нынешнего года ему исполнилось 79 лет.
Рассказывая о судьбе брата, хочу обратиться к молодым: пока живы еще представители старшего поколения, поспешите, расспросите их о прожитых годах, военном лихолетье, о том, как отстраивалась страна после войны и еще многом другом - это же история вашего рода-племени. Зная свои корни, родословную, поверьте, легче стать хозяином личной судьбы.
В. МЕРИКОВ, полковник в отставке. г. Николаев.
«Южная правда» за 26 мая 2005г.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com