Семей 58223
Профилей 1094415
Слава Ивановна Деревянко (Герасина)
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1945
Место рождения: украина николаевская николаев

из воспоминаний отца...
Я Герасин Иван Андреевич родился в семье крестьянина. Семья наша была большая 8 человек. Земли было мало. Всего одна душа надела всего 3 десятины, своего хлеба до весны не хватало, все время подрабатывали в богатых хозяйвов, семья была совсем не грамотная. Если надо было расписаться, то ставили просто крестик Отец вынужден был брать семью и уходить на побочные зароботки в Кривом Роге на шахте Колечевского шахтером добывал руду. После февральской революции 1917г вернулся домой и стал работать на своем маленьком клочке земли. Старший брат Павел в 1916году ушел на фронт, а в1917г перешел на сторону революционной армии. В 1918г призван в ряды Красной армии мой брат , Василий, а в 1919г призван в армию мой отец, воевавший на деникенском фронте. Мать осталась одна с малолетними детьми, а я был за старшего и мы вместе вели свое убогое хозяйство. В 1922году по болезни с фронта вернулся отец, в то время был повальным тиф среди населения. В 1923году с гражданской войны вернулись и два старших брата. С большим трудом мне шестнадцатилетнему подростку в 1924году удалось поступить на работу в частные кузнечно слесарную кустарную мастерскую молотобойцем и слесарем. В 1925г я поступил работать на мехрзавод в г. Брянске а в1927году стал членом союза металлистов. В 1930году перешел работать в московский трест хладостроя слесарем по монтажу холодильного оборудования. Все время был в командировках, которые вскоре стали в тягость и я вернулся в 1937г в Николаев. Стал работать на заводах Черноморском и 61Коммунара от Харьковского треста южэлектромонтаж. Работал слесарем монтажного тяжелого электрооборудования по 7 разряду. В 1941году началась Великая Отечественная война. На фронт меня не брали из-за заводской брони. С 1 июля стали демонтировать оборудование и направлять в глубокий тыл 16 августа в 16ч эвакуировали последние эшелоны оборудования и вместе с этим эшелоном отправляли и нас. Пощай Николаев! И тронулись в путь далекий неведомый. 17августа всходило яркое солнечное утро, было тихое небо, чистое. Мы тихонько «доползали поездом»до Запорожья. Переехали плотину Днепрогэс. Солнышко взошло.хорошо сушило нам плечи от утренней росы и тут мы получаем сведения, что Николаев сдан немцам. У каждого из нас был какой-то ком под горлом, какое-то подавленное чувство горечи, духовной ненависти и собственного бессилиявернуть потерянное. Ехали очень долгл Двадцать дней добирались до Урала на каждой станции нас задерживали, пропускали поезда идущие на фронт с живой силой и техникой. Нас загоняли в тупик мы вынуждены были подолгу ждать. 5 сентября мы добрались до г. Свердловска, остановились километров пятнадцать от города рядом с Уралмашем. В большом лесу полдня ждали пока нас распределили кого куда. Начальство осталось в городе, а рабочий класс по селам, а иначе и невозможно было город был переполнен не только людьми, но и техникой. В жилых больших домах на первых этажах ставили легкие станки токарные и фрезерные, выше этажами жили люди. Я попал в шахтерский поселок медных рудников. Дехтярка находилась в 60 километрах о города с месяц работал на шахте, потом перевели в город на монтаж станков и другого оборудования на танко строительный завод, который был эвакуирован из под Москвы, Подольска. Работа была ужасно тяжелой, как для восстановителей так и для производдителей. Строили все заново, прямо под открытым небом ставили станки, кругом горели обогреватели – бочки с коксом. Строители возводили стены на стонах натягивали палатки, чтоб снег на голову не падал. В таких условиях работали все люди и денно и ночно, никто не уходил с работы. На месте работы возле кустов кушали и дремали. Во время отдыха. Был такой лозунг «Все для фронта все для победы!». Работали в основном на станках женщины и дети подростки старших классов. Они занимали все работы токаря, слесаря, свердловщика, формовщика, расточника, фрезеровщика. Мужчин было очень мало. Они работали только на тех работах, которым женщинам не под силу, очень тяжелой. В 1942г я добровольно подал заявление о приеме в армию, но мне было отказано. Мне помогло обращение к народу ЦК партии, что враг силен и коварен и нужно бросить все силы на разгром врага. Я подал второе заявление и моя просьба была удовлетворена. Вместе с другими добровольцами я был направлен в Москву, но Москва была полна добровольцами. Нас проверяли каждого в отдельностии направили в г. Саратов в школу партизанского движения. Начальник школы был майор Богомолов. В сентябре 1942года преступили к занятиям. В ходе обучения было общевойсковое построение, освоение оружие, всех видов стрельба по движущим целям, подрывное дело, обращали также внимание на консперацию и агентурную разведку. В апреле 1943года мы закончили занятия, сдавши зачеты. Присвоили звание ?. В то время под Сталинградом шли упорные бои и Паулес сложил оружие. Нас держали как бы в каком-то резерве – никуда не направляли. Но резерву пришел конец и 2 июня нас направили в распоряжение штаба партизанского движения при военном совете Первого Воронежского фронта. При штабе мы тоже занимались подготовкой – осваивали парошютное дело – технологию правильной сборки парашюта и владение им в воздухе, изучали основы работы в тылу врага. В июне месяце нас разбили по группам по 10-12 человек, в которые входили командир, комиссар, начальник штаба, командир по разведки, радист и 5-7 бойцов. Это была основа будущего отряда. В это время началась Курская битва. После разгрома гитлеровцев на курской дуге наши войска буквально весели на «немецких плечах» и не давали им возможности укрепиться ни на одном рубеже. В это время нас заранее отобранные группы сходу выбросили парашютным десантом в тыл врага в район Черниговской области в Бельские леса, в пятнадцати километрахз от города Нежена. С этих Неженских лесов и началась наша партизанская жизнь. Это было 2 августа 1943года. Нас доставили на полевой аэродром на закате солнца. Это было чистое поле. Стояла одна замаскированная машина, которая привезла наши запломбированные парашюты с прикрепленными бирками. На них указывались наши данные имя отчество фамилия. Вскоре на другой машине прибыл инструктор с проважатыми. На неизвестно откуда взявшийся самолет погрузили мешки и нас. Когда проходили над линией фронта немцы по нашему самолету открыли зенитный огонь, освещая прожекторами. Но опытные летчики быстро нас вывели из под огня и повели машину по намеченному курсу. В Бельских лесах уже был сформирован местный отряд народных мстителей. Но людей было много в отряде, а оружия мало, поэтому с большим нетерпением партизаны ждали посланцев с большой земли. Были разведены опазнавательные костры. По ним пилот ориентировался, где выбросить десант и куда сбрасывать мешки с провизией и боеприпасами. Но приземление десанта было не очень удачным. Командира группы занесло за 8 км в соседнее село Колосняки прямо во двор к хозяинам. Хорошо, что село было партизанское и немцем не было. Только через связных его удалось разыскать и привести в отряд. У начальника штаба парашют не раскрылся и тот разбился на смерть, один пропал без вести. Ему все снилось что он приземляется на крышу немцев. Уцелевших местные партизаны быстренько подобрали и отвели в расположение лагеря. Таким образом началась наша партизанская жизнь. Мы работали на железных дорогах противника в районах Нежен-Прилуки-Бахмач. С приближением фронта, после разгрома фашистов на Курской дуге нашему соединению необходимо было удоляться на запад. Предстояло форсировать р. Днепр,Днестр, Припять. С северо-запада перешли три большие реки и повернули обратно на юго-запад в район Житомира. Припереходе железной дороги Овруч-Киев была вооруженная схватка с фашистами. 20октября вышли в Житомирские леса. Но поступает сообщение от разведки что в двух километрах от нас в селе Крутая немцы сгоняют всех жителей в том числе женщин с детьми в церковь и закрывают их на замок, готовя поджег. Наше соединение стремительно пошло на спасение и появление партизан для немцев было неожидонностью.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com