Семей 58574
Профилей 1095387
Николай Антонович Сидоров
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1925
Место рождения: россия Алтайский край

Среди больных, кроме немцев, были поляки и я из Украины. В больнице находился около двух недель. Сюда доходили слухи, что шахта подверглась бомбардировке. Придя в лагерь, я узнал, что погибло 5 моих товарищей, работавших на рытье котлована.
Через два или три дня меня определили на работу к крестьянину в какое-то близлежащее село. Семья состояла из мужа, жены, отца и невестки. Сын погиб на Восточном фронте. Работы было много, но я покривил бы душой, если бы сказал, что там надо мной издевались. Просто мне было физически тяжело, ведь я не был приспособлен к сельскохозяйственным работам. Есть приносили в какую-то кухоньку. Спал в проходной комнатке. Помню, что парни и девушки из Советского Союза, а их было человек 10-12, по воскресеньям могли собираться в каком-то помещении на посиделки. Разговоры в основном сводились к предстоящему возвращению на Родину.
24 апреля принесло освобождение американскими войсками. Мы их встречали. Через несколько дней мы, сговорившись, оставили своих хозяев и ушли в Мюльхаузен, пересыльный лагерь, откуда примерно через месяц были перенаправлены в Советскую зону оккупации. Во время пребывания в лагере среди нас велась определенная обработка, суть которой сводилась к предложению отправиться в США или другие страны, а не ехать домой. Делали упор в основном на то, что на Родине мы будем приняты как предатели. Подавляющее большинство эту пропаганду не восприняло.
Запомнилось одно печальное событие. Где-то на железнодорожной станции обнаружили цистерну со спиртом, и началось массовое хождение с котелками, хотя немцы, охранявшие цистерну, категорически предупредили, что этот спирт пить нельзя, за что их изрядно поколотили. Всем хотелось отпраздновать свое освобождение. Говорили, что из-за этого спирта умерло 400 человек и около 800 ослепло. Я избежал этой участи, так как не хотел показаться в пьяном виде девушке, с которой накануне познакомился.
В первой половине мая нас переправили на территорию, занятую советскими войсками. Ехали радостные, с песнями. Все чувствовали, что это действительное освобождение. Не помню, откуда взялось красное полотнище и какое-то импровизированное древко. Почему-то почетное право держать флаг предоставили мне. Я был безмерно горд этим. Даже по истечении многих лет я не помню подобных восторженных чувств. Через несколько дней началась фильтрация. . Мне больше всего досталось от старшего лейтенанта СМЕРШа за то, моя немецкая рабочая карточка оказалась без фотографии. Я ее умышленно убрал с документа, чтобы сохранить на память о пребывании в немецком «доме отдыха». Он даже угрожал пистолетом, а я все равно утверждал, что не знаю, где она могла деться. После фильтрации работали на уборке урожая. Затем призыв в армию. Служба приходила на территории Германии до 1950 года.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com