Семей 57879
Профилей 1093514
Яков Филиппович Скрипник
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1882
  Информация о смерти
Дата смерти: 1 января 1964

Год рождения указан примерный.

Основатель династии
Давно это было. Сколько же времени прошло? Да, собственно, временем и не объяснишь. Бывает оно несется, подобной молнии, а случается, тянется, словно зимняя ночь. Один человек живет долго, но жизнь его тлеет, как плохенький фитиль. Хватится потом, а вспоминать-то и нечего. Другой – вспыхнет ярким пламене и дней не замечает.
Время открывается через события и людей, их судьбы. Светлое и грозное, тяжелое и прекрасное, оно всегда дорого потому, что прожито своим сердцем.
По этой же дороге, по которой сейчас шагает Иван Яковлевич, ходил к заводу его отец Яков Филиппович Скрипник.
Молва о николаевских судостроительных заводах гуляла по Украине. Тянулись суда люди в надежде заработать на кусок хлеба. По тропе молвы пришел в 1902 году из Таврических степей и он, Яков. За плечами 20 лет. Мускулистые руки, не боящиеся работы, да кисет с самосадом в кармане – вот и все его богатство. Да откуда же взяться богатству, если с четырнадцати лет вместе с отцом Филиппом Никифоровичем гнул спину на помещиков Трубецких и Мордвиновых. И здесь, на николаевском заводе «Наваль», как и повсюду, все те же «Порядки» - подневольный труд и нищенское существование. Особенно тяжело было в трубомедницком цехе, куда устроился работать Яков.
А куда пойдешь, куда денешься? Работал, но мысли были там, в степях Таврии, где осталась молодая жена с ребенком. Как сводит она концы с концами, перебиваясь случайными заработками? Работать, работать, добыть хоть немного денег, нанять квартиру, привезти семью. Старался не замечать усталости от тяжелого труда, молча сносил все обиды, наносимые цеховым начальством, держался как-то особняком, замкнуто.
- Приглядываюсь я к тебе, Яков, и думаю: хороший ты человек, работящий. И грамоту знаешь, слыхал в церковно-приходской учился. Должен понимать, что к чему. А гляжу – вроде по обочине дороги ходишь, закоулками норовишь проскочить. Нет, брат, не рабочая это линия. Нам сообща бороться надо, за хороших людей держаться, - говорил как-то Якову его сосед по работе Михаил Доронин.
- За кого держаться-то?
- Знамо не за хозяев же завода, а за тех, кто рабочему человеку лучшей жизни добивается.
Вроде ничего такого не сказал сосед, а чувство вины почему-то осталось. Сам ведь не раз думал о тяжелой судьбе рабочего человека. Скорее сердцем, чем разумом, чувствовал – не может продолжаться вечно такая каторга. Только вот где выход, как покончить с такой жизнью – ответа не находил.
А время было бурное. Николаевский пролетариат активно поднимался на борьбу с угнетателями. Первомайская забастовка 1902 года, с ее четкими политическими лозунгами, июльская забастовка 1903 года, многолюдные антивоенные демонстрации и митинги 1904 года, схватки с полицией и казаками были хорошей школой, на многое открыли глаза, многому научили Якова.
Постепенно оттачивались, доводились на оселке классовой борьбы грани его рабочего характера. По иному начинал мыслить батрацкий сын, о многом задумывался, на многие вопросы искал и находил ответ сам и с помощью товарищей. Понял смак рабочего человека, коллектива. Большевики помогли ему увидеть тропу к лучшей жизни. И когда пришел час и Яков услышал клич к борьбе, с верой в правое дело вступил он в бой с угнетателями в том памятном 1905-м.
15 февраля в полдень в трубомедницком цехе раздался клич: «уже три дня бастуют рабочие механической мастерской. Поддержим их, бросай работу! На митинг!».
Яков долго думал, вышел за ворота и влился в шумную толпу рабочих. Может быть, именно в эти минуты он окончательно понял: другого пути нет. 20 февраля он гордо шагал в колоннах демонстрантов. А поздней ночью по заданию стачного комитета в районе Слободки расклеивал листовки.
Это была последняя забастовка, в которой участвовал Яков в 1905 году. Стараясь подавить революционную борьбу николаевских пролетариев, полиция в июле-августе арестовала около 950 передовых рабочих, которые были высланы. Среди них оказался и Яков Скрипник. Ему тоже выдали паспорт с синей полосой, что означало – неблагонадежный.
Лишь в 1907 году возвращается Яков в Николаев и с помощью товарищей устраивается на завод. Он вернулся в родной коллектив трубомедницкого цеха еще более возмужавшим духовно и политически.
Тогда-то вскорости и вызвал его старший мастер Сахнин.
- Не пойму, Скрипник: что тебя влечет к тем смутьянам, которые людей сбивают с правильного пути, против царя недоброе замышляют. Дети у тебя, о них подумать нужно, - наставлял он Якова Филипповича.
- Думаю, ох как думаю о детях, их судьбе, господин старший мастер. И о царе тоже никогда не забываю, - глядя прямо в глаза Сахнину, ответил Яков.
Не понял старший мастер скрытого смысла слов Якова. Если бы ему было известно, что думал о царе-кровопийце Яков, уже твердо знавший, что не видать его детям счастья, если все так, как есть, останется.
Если бы Сахнин знал все это, то не крякнул бы удовлетворительно и не сказал бы: «Правильно делаешь! Старайся, тогда прошлое и забудется…».
Январская забастовка 1912 года на «Навале», волна стачек в мае, июньская забастовка, которую высоко оценил В.И.Ленин, политические забастовки в июле 1914 года, в январе 1916 года и другие выступления – все это славные вехи борьбы николаевского пролетариата. Все это политические «университеты», в которых проходил обучение Яков Скрипник.
Особенно упорной была забастовка на «Навале» в 1917 году. Она длилась более полутора месяцев. Чтобы сломить сопротивление рабочих, морской министр Григорович предложил завод закрыть. Тринадцать с половиной тысяч рабочих 24 февраля были уволены, шесть тысяч из них отправлены на фронт. Среди этих шести тысяч был и Яков.
Мужал и закалялся в огне классовых битв Яков Скрипник, рядовой великой армии по имени рабочий класс. И потому по праву хозяина вступил он в новую жизнь, когда прошумела над причерноморскими степями очистительная буря Великого Октября.
Старый мир пытался отобрать завоеванную свободу, и застонала, покрылась пожарищами земля Украины. Яков благословил старшего сына Николая, уходившего на фронт с Николаевским полком. В степи под Каховкой погиб его брат – комиссар отряда.
Но тогда, когда усилиями народа враг был разбит, на страну обрушилось новое испытание – разруха и голод. Они словно ждали своего часа.

Отрывок из статьи заводской газеты "Династия корабелов. Рассказ о рабочей семье Скрипниковых".
Послностью статью читайте в фотоальбоме - текстовый файл.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com