Семей 57875
Профилей 1093502
Евдокия Матвеевна Трошунева-Землякова (Астахова)
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1907
Место рождения: россия Дмитриевский р-н, село Погодино
  Информация о смерти
Дата смерти: 1 января 1996

В родном селе вышла замуж. Примерно в конце 20-х гг. с мужем уехали на заработки в г. Горловка, Донбасс. В 1934 году вся семья переезжает в Николаев. Летом 1941 года Евдокия с детьми поехала в родное село на каникулы. Там застала их Великая Отечественная война. Было очень тяжело. Старостой при немцах был мужчина, которому во время гражданской войны досталось от Матвея Гавриловича Астахова. Староста хотел отомстить. Евдокию с мамой и детьми спасли партизаны. Они пригрозили старосте, что если он кого-либо сдаст немцам, они сразу же его убьют.
После войны Евдокия с детьми вернулась в Николаев и в этом городе прожила всю свою жизнь.


Есть фото: молодые двое,
В ушанках, городских пальто,
Они не знатные герои,
Простые труженики то,
Отец – строитель, мать – хозяйка.
Нас четверо – еще в проекте,
В хозяйстве стол да балалайка.
Да дочка с сыном на портрете.
Сидят и строго брови хмурят,
На шеях банты из атласа,
Я знаю нас фотограф дурит:
« Вот птичка вылетит из глаза»,
А глаз у дяденьки стеклянный,
И голова покрыта черным,
Все на портретах деревянных,
А в жизни были мы проворны.
То дрались, то болели разом,
Металась мама, мыла, шила
И как подсказывал ей разум
Уму и совести учила.
В квартире было чисто очень,
Вся мебель: тумбочки, кровати,
Стирала мама часто ночью
И мало доводилось спать ей.
Отец и мать односельчане
Фамилия их Земляковы
Ох, нелегко им было с нами,
Но вырастили всех толковых.
Им благодарны беспредельно
Об этом напишу отдельно.


О маме
У мамы скоро юбилей
8-й десяток отсчитает
Ты больше, мама, не старей,
Пускай правнуки вырастают,

Пусть женятся, заводят дом,
По кругу все опять начнем
Вернись на 40 лет назад
На прожитое брось ты взгляд.
« Хас Булат удалой, бедна сакля твоя...»
Голос твой молодой
До сих пор помню я,
Пацаны на руках,
Присмиревшие вдруг:
« Голова старика покатилась на луг»...
Бывали и другие сцены:
Борьба дзюдо на одеяле
Или за руку взявши Лену
Под балалайку мы плясали
А Томаренок, Томаренок
С вуалью – газовой тряпицей
Плывет, как пава, та с пеленок
Могла за моду – утопиться.
Как и сегодняшние дети,
Мы также сладости любили
Даст мама в школу по конфетке
Да что-там! Тут же проглотили.
Подушечки, ирис, помадки,
А если пятачок добудем,
То семечек у старой бабки
Спешим купить, хоть ночью – будим.
С повидлом хлеб – вкуснее нет!
Рахатлакумы с пастилою –
Сегодня их пропал и след, а очень жаль, от вас не скрою.
О хлебе речь пойдет потом.
Об играх – мы в войну играли,
Любили город свой и дом,
Но это лишь потом узнали.

Каникулы, каникулы! Шесть классов позади.
Беды бы не накликали –
Все лето впереди
В деревню, в лес, на речку,
На поезд и ту-ту-у!
Дед с бабой на крылечке
Уже, наверно, ждут.
« Босыми по дорожкам
В трусишках да панамках
Сбежали от бомбежки» -
Потом нам скажет мамка,
С войной едва ли свыкнешься,
Как с тонким свистом пули,

Ох, долго же каникулы
В деревне затянулись.
Два года – ни за книжки,
Вся жизнь, как кошки-мышки,
Сегодня жив, а завтра нет
Ни радио и ни газет,
Затеряны, заброшены, снегами запорошены,
Расстреляны, унижены
И все же, все ж мы выжили.
Заслуга в этом не мала
Твоя, мамулечка, была.
Когда по винтику, по снопику
Колхоз грабители делили,
На наши души на сиротские
Упреков кучу навалили.
"Ах, вы землицы захотели?
Получите по два аршина!!".
От злости недруги хмелели
Ну, а у нас – мороз по спинам.
Отец. Где он наш доброволец?
И где тот фронт, не слышно даже.
А мама волей и неволей,
Платок уже 20-й вяжет.
Ночами вяжет при лучине
За пуд картошки и мучицы,
И мне, побольшенькой дивчине,
Пришлось тогда вязать учиться.
С тех дней и до сих пор, сестрицы,
Я не могу смотреть на спицы.
Заказчики несли нам шерсть,
А иногда кусочек сала.
Так мама отводила смерть
Голодную, что нависала.
Пришла презлющая зима,
Мы все разуты и раздеты
По крышу снегу намело,
В избе – на печке только лето.
Во что одеть, обуть ораву,
Меркует мать одна опять,
Где лапти нам достать по нраву,
Да лык в каком лесу надрать,
Какой мешок пустить на юбку,
Какой на Лешкины штаны.
Дед смастерил нам полушубки,
О них частушки сложены:
Танцуй – бегай, полушубок белый,
Рукава козиные – мамушки родимые!
Смеялись девки надо мною,
Зато тепло было зимою.
Сапожки из телячий кожи,
На унты летные похожи,
Так удалися нашей маме,
Что набрались мы горя сами.
Ходили слухи по селу,
Как будто сняли их с пилота,
С подстреленного самолета,
И как-то темной зимней ночью
Искали те сапожки очень
Ночные гости – партизаны,
Пришли с допросом к нашей маме.
Но как они потом смеялись –
« Унты» - поделки оказались.
Пришла весна, гудят ручьи,
Трава вот-вот пробьется к свету,
Мы ни колхозные, ничьи
Ни лошади, ни плуга нету.
На рукоделии одном
Семь душ никак ты не прокормишь.
Зашевелились все кругом,
Проснулись собственников корни.
Зажиточные мужики жеребчиков игривых гладят,
Оглобли, бороны, возки
К страде весенней рьяно ладят.
И собралися в старой хатке
Две бабы молодых – солдатки,
С грудным детем одна была,
То председателя жена,
Другая – наша мама Дуня
Теперь уж пахарь – не певунья,
Где сбрую взять, и где быка?
Бык – это есть деталь у плуга,
Не все ведь собрано пока,
Там по полям да по бригадам
Валялись сеялки, комбайны
И часто, не совсем случайно
Торчали мины да снаряды.
Какая то была удача, когда живы и невредимы
С своей находкой неделимой
Вернулись бабы чуть не плача.
За плугом довелось и нам
С братишкой Лешкой потаскаться,
Вы бросьте нынче улыбаться,
Нам трудодень начислен там.
Наставником был дед Лука,
Ему послушен конь пушистый
Тянул узду братишка быстрый,
Чуть коротка была рука,
Махнет Пушистый головой-
Зависнет Леша над землей.
Быть может брат тогда уж ты
Почуял прелесть высоты,
Ты небо мерил детским оком,
Чтоб летчиком взлететь высоко.
Так жили год и жили два,
Мы сельской жизни соль познали.
Ты, мать, не ранняя вдова,
Отца с тобою мы дождались,
Но то потом. Еще хотелось
Мне о войне вам рассказать.
У каждого детства свои приметы,
У нашего - было жаркое лето.
Жаркое не от солнцестояния.
А от людского большого страдания.
Танкисты с экранов к нам в детство шагнули,
Винтовки мы знали в натуре и пули.
А бомбовый визг щетинил на кожу
Его позабыть до сих пор мы не можем,
У нашего детства - боя приметы,
В лесу партизанском от немцев пикеты,
Со взрослыми вровень тяжелые будни
И залпы Победы из сотен орудий.
И радость сквозь слезы, и общие песни,
Голодные грезы: «Хлеба поесть бы».
У каждого детства свои отрады,
А мы повзрослели со старшими рядом.

У мамы Дуни – 8 внуков
И 10 правнуков уже
Свою развеивала скуку
В квартире – в 1-ом этаже.
Нанянчилась мамуля вволю
Казалось нету в сердце боли
Не бойся, мама, будем жить!
Не лучше всех, но и не хуже,
Мы не споткнемся в грязной луже.

Древо рода гонит ветки,
Еще будут имена,
Вырастут у внуков детки
Принимай народ, страна!


(Нина Землякова)
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com