Семей 58553
Профилей 1095323
Николай Иванович Калиниченко
  Информация о рождении
Дата рождения: 27 декабря 1924
Место рождения: украина с. Кандыбино Новоодеского р-на Николаевской области

Оглядываясь на пройденный нами путь в годы Великой Отечественной вой-ны, вспоминая дни победных боев и не-удач, вызванных разными мотивами, ясно одно: что никто из нас не должен забы¬вать, какой ценой досталось право жить на нашей, пропитанной кровью, земле.
Военная служба есть честь и гордость солдат и матросов.
Особенно ярко вспоминаются первые дни войны, когда фашистская свора в вос-кресное теплое, тихое утро напала на на¬шу Родину.
22 июня 1941 года я должен был сдать экзамен — хирургию, будучи студентом Первомайского медицинского техникума
Пришел на экзамены, а во дворе соб¬рались учащиеся и преподаватели со сле¬зами на глазах — война, напали на нас фашисты. В этот день я сдал три экзаме¬на досрочно и сразу же выехал в родное село Кандыбино Николаевской области. В Новоодесском райвоенкомате получил направление в город Мелитополь, там формировались воинские части.
Мы, односельчане: я, Павел Апостолов. Леонид Данич, Павел Бондарь, Холяв-ко и другие с большим трудом доехали на подводах до переправы через Днепр. И стали свидетелями человеческого горя: немцы бомбили и об-стреливали с самолетов, были раненые и убитые, а скот гнали че¬рез Днепр вплавь.
В Мелитополе нас определяли в разные части. Перед постро-енным полком вышел офицер и объявил:
— Кто желает добровольцем в маршевую роту — пять шагов вперед!
Еще не зная, что такое маршевая рота, я вышел вперед и еще два человека в одежде моряков: Василий, матрос (его отозва¬ли из отпуска) и Григорий, моряк-камбузник. Я видел, как мои друзья-односельчане махали мне кулаком: мол, куда ты лезешь? Но возвращаться уже было поздно. Упомянутые мои односель-чане попали в военные училища, а я уже через три дня был до-ставлен в город Севастополь. Здесь из курсантов морских училищ и добровольцев-моряков создавали отряды и батальоны. А через семь дней на транспорте «Абхазия» под охраной «Ташкента» мы были доставлены в город Одессу. Я не признался, что я — мед-фельдшер, так и остался рядовым моряком.
И самое обидное, что уже в пути нас предупредили: заменить безкозырки на зеленые каски и фланели на солдатскую одежду, а также о том, что оружия недостаточно, а должны мы прибыть в район Аджалыкского лимана. Здесь формировался полк морской пехоты. Командир полка — И. Я. Осипов. Прибыв на место назна-чения, разобрались по батальонам, ротам, взводам и отделениям. Дали нам три дня на подготовку: бросали гранаты и бутылки с го-рючим для поражения танков. Да, еще и предупредили, что бутыл¬ки с горючим изготовлены в Одессе, без специальной запальной пробирки, а боеприпасы и оружие надо отбирать у фашистов.
Под селением Ильинка натиск румынских и немецких полков потеснил наши войска. Командование ООР просило дать на под-крепление моряков.
Наш 1-й морской полк проявил героический бросок, была по¬давлена артиллерия, танки, а пехота выбила фашистов из Ильин¬ки. Немцы отступили. Нас они называли «черная смерть». Меня поражала смелость и отвага моряков. Припрятав бескозырки,они во время боя меняли каски на бескозырки и с открытой гру¬дью, в тельняшках, шли на врага. А бои были жестокие.
Здесь в полку я встретил своего двоюродного брата Назаренко Павла. Он шел в бой под Н. Дофиновкой вместе с Хмелевским и легендарным Воронковым, и брат был убит очередью из танка.
Вскоре я был направлен в 1-й добровольческий разведотряд. А 23 сентября 1941 года был ранен и тяжело контужен, а затем по¬хоронен в братской могиле. В это время совершенно случайно мимо братской могилы проходили две медсестры-санитарки и увидели, что я, чуть-чуть присыпанный землей, шевелю рукой. Они вытащи¬ли меня, и потом в госпитале на Кавказе Полина и Неля поведали о моем спасении. Это были девочки из 1184-го эвак. эшелона.

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА
При обороне осажденной Одессы командующий 25-й Чапаев¬ской дивизией генерал-майор И. Е. Петров знал меня, так как, бу¬дучи на службе в разведотряде, я не раз доставлял ему пакеты от вице-адмирала Г. В. Жукова, и по-отцовски относился ко мне.
В то время, когда я лежал в госпитале, генерал Петров командо¬вал обороной. Линия обороны проходила по реке Горек — Гроз¬ный, Гудермес, крупный железнодорожный центр Червленая, Моз¬док. В один из дней генерал зашел в госпиталь проведать раненных солдат и офицеров. Зайдя в нашу палату (я лежал и ждал выписки на фронт), он узнал меня. Этот культурный, воспитанный человек, поговорив со мной, забрал меня с собой и направил в особый раз- ведбатальон для действия в тылу немцев. Фашисты в это время по¬дошли к окраинам Грозного, Орджоникидзе, Моздока.
Надо было установить количество имеющегося вооружения, а точнее, какие силы противника в Моздоке. Ночью с Анато¬лием и Василием (мои помощники) мы добрались до Моздока через Червленую. Шел дождь. Не успели добраться до желез¬нодорожной станции, как в городе появились танки, завязался бой. Анатолий был тяжело ранен. Мы с Василием выносили его на руках. Но рана была слишком тяжелой, и он скончался. Это было на станции Червленой, куда мы добрались с большими трудностями.
Доставив добытые сведения к начальнику разведки дивизии, мы получили новое задание — разведывание калмыцких степей и подгрозненских чеченских поселений. А когда и это задание было выполнено, меня направили под Орджоникидзе, где полу¬чил очередную контузию.
До этой контузии из управления КГБ меня готовили в школу КГБ в городе Баку. Но в связи с перенесением еще одной контузии я не прошел мед. отбор.
Впоследствии я прослужил 28 лет на флоте.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com