Семей 58223
Профилей 1094415
Семён Лукич Абрамов
  Информация о рождении
Дата рождения: 13 сентября 1915
Место рождения: украина кировоградская
  Информация о смерти
Дата смерти: 1 января 1986

До войны закончил школу сержантов. Во время Великой Отечественной войны участвовал в боях за Сталинград, Москву, Польшу, освобождал Киев,Одессу, Севастополь. Дошёл до Берлина. Имел несколько ранений и тяжёлую контузию. Награждён орденами и многими медалями СССР и Польской Народной Республики. В польской армии был инструктором по танкам.

Из личного дневника.
Находясь в районе Старая Русса(а это лесные массивы и никогда не замерзающие топи, болота), в декабре 1942 года, в один из будних фронтовых дней, я получил боевое задание: любой ценой добыть немецкого "языка". Сложных, боевых заданий на моём счету было много, но такое задание было для меня неожиданным. В помощь дали мне солдата из разведроты.
Днём мы ходили на передний край нашей обороны и целыми часами, зарывшись в снегу, всматривались в расположение немецкой обороны. Мы изучали все их повадки. Когда я убедился, что нужный нам участок немецкой обороны изучен, мы отправились в своё подразделение, чтобы тщательно обработать нащи наблюдения. Всё было готово. Вышли мы в 12 часов ночи-это было более подходящее время. Стоял крепкий мороз. Крутила снежная пурга, а к четырём часам утра ветер подул ещё сильнее. Уходя на боевое задание, мы старались ничего лишнего не брать с собой, быть налегке, чтобы быть подвижными и увёртливыми.
Когда мы пришли на передний край нашей обороны, к нам присоединились ещё два сапёра, которые провели нас в проходах минного поля, а потом в условленное время ожидали нашего возвращения.
Зарываясь, как могли, в снежный покров, мы вплотную подползли к линии немецкого передового края. Немцы свой передний край укрепили хитроумно, особенно они старались навешать побольше пустых железных банок из под консервов на проволочное заграждение-малейшее прикосновение к проволоке и банки создавали сильный звон и шум, а это настораживало часовых, которые по первому сигналу сразу же усиливали ракетное освещение переднего края и часто начинали стрельбу. Все эти хитрости я знал и, по ранее намеченному участку подполз к дзоту удачно, не нарушив баночной сигнализации. Около дзота медленно передвигался часовой. Мне пришлось с полчаса полежать в снегу, чтобы изучить обход часового и улучить момент, когда можно уничтожить его или взять как языка. Мой напарник лежал в условленном месте и ждал моего сигнала.
Часовой передвигался в "эрзац-бутах"(это своеобразные боты огромного размера, сплетённые из соломы, часовой одевал их на свою обувь и передвигался медленно, не сгибая ног). Мне это было выгодно, так как я мог подползти к нему очень близко и нанести ножевой удар в спину. Один прыжок - и я стоял у него за спиной. Когда я поднял руку с ножом, немец повернулся и с изумлением и страхом в глазах хотел закричать, но я нанёс ему сильный удар ножом и сбил его с ног. Падая, часовой всё же, сознательно или просто случайно, дал автоматную очередь, не задев меня. Мой напарник понял, что что-то случилось и тут же оказался рядом. Я ему приказал, чтобы он со связкой гранат, которые были приготовленны заранее, подполз к амбразуре и следил за обстановкой. А я молниеносно очутился около входа в дзот. Автоматная очередь разбудила его обитателей. Послышалось некоторое оживление, но потом всё затихло и оттуда вышел немец, ругаясь, видимо, на часового. Я быстро накинул на него мешок-ловушку и повалил его на снег. немец оказался здоровенным верзилой и мне трудно было с ним справиться. но мой напарник пришёл на помощь. Мы оттащили "языка" подальше, а сами вернулись к дзоту, чтобы взорвать это фашистское гнездо. Я открыл дверь, но там была ещё одна дверь, которая не открывалась. Я толкнул сильнее, но ничего не получалось. Тогда я постучал, кто-то подошёл и с ругательством открыл запор, а сам удалился досыпать, даже не посмотрев кто стучал. Я вошёл и крикнул по немеуки "Руки вверх!" и дал автоматную очередь. Немцы бросились к запасному выходу, но было поздно - мой товарищ бросил связку гранат в амбразуру, а я короткими очередями добивал немцев.
"Языка" мы перетащили через заграждение волоком, а потом мы его развязали и приказали ползти между нами. Немецкий дозор почуял что-то неладное и поднял беспорядочную стрельбу и стали усиленно освещать местность ракетами. А спустя некоторое время стали бросать мины. Совсем рядом рявкнул снаряд, и мы все замолкли. Я почувствовал боль в левой ноге, а потом влажность в валенке. Мой товарищ и немец лежали, не подавая признаков жизни. "Убиты",- мелькнула мысль. Стало горько и до глубины души обидно, что столько потрачено усилий и всё напрасно. Когда я понял, что моё ранение не опасно, и нога может работать, я осмотрел своего товарища и установил, что он жив, но ранение очень серьёзное - в правом боку. Кое-как я сделал ему перевязку. Он попытался ползти, но силы его покинули. Немец оказался тоже жив, только был ранен в правую ногу и левое плечо. Ногу я ему перевязал, а с плечом ничего не мог сделать. Когда я приказал немцу двигаться вперёд, он наотрез отказался и просил его пристрелить. Что же делать? Время шло быстро, вот-вот наступит рассвет. Надо было что-то предпринимать. Оставив напарника присматривать за немцем, я пополз вперёд , к своим окопам..Ползти было очень трудно - раненая нога и общая усталость давали о себе знать. Так прополз я метров 20-30 и вспомнил, что нужно дать сигнал сапёрам, которые должны были нас встретить. Я дал две короткие и одну длинную автоматные очереди, но ветер так их унёс, что я сам еле-еле услышал. Так я повторил несколько раз,а сам продолжал ползти. Вскоре появились две фигуры в маскировочных халатах - это были сапёры. Я направил их к товарищу , а сам из последних сил пополз дальше. Потом ничего не помню, так как потерял сознание. Очнулся я на белоснежной кровати в медсанбате и тихонько позвал медсестру. Зашла она, врач и ещё двое в халатах. Они меня поздравили с успешным выполнением задания и рассказали, что взятый нами немец-"язык" оказался обер-ефрейтором и он дал ценные сведения.
Я через неделю выписался из медсанбата и возвратился в своё подразделение. За успешное выполнение боевого задания меня наградили медалью "За отвагу" - в то время это была почётная награда.
А мой товарищ был эвакуирован в тыл, так как у него было тяжёлое ранение.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com