Семей 58190
Профилей 1094355
Александр Никитич Шевченко
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1892

Из воспоминаний о Великой Отечественной войне:
Когда я был во взводе инженерной разведки батальона, нам ставилась такая задача: это было в Молдавии, сопровождать дивизионных разведчиков, направлявшихся в тыл врага за «языком». Мы, саперы, их «вели» до переднего края противника, если нужно – делали проходы в проволочном заграждении и в минных полях, а сами возвращались на свой передний край. Главное было – не обнаружить себя, соблюдать полнейшую маскировку, не вступать в бой.
Вспоминаю такой случай. Начальник штаба дивизии приказал разведать наличие минных полей на одном из участков переднего края противника. В течение недели с нашего переднего края мы наблюдали за противником, его огневыми средствами, изучали местность, ориентиры. И только после этого пошли на задание. Но выполнить такой приказ практически было невозможно. Противник нас обнаружил и открыл ураганный огонь из минометов. Мы, саперы, чуть не лишились жизни. Но все обошлось благополучно, хотя мне пришлось 1,5-2 часа сидеть в воде в нейтральной полосе.

23 августа 1944 года началась Яссо-Кишеневская операция. Мы, зенитчики, находились на корпусных учениях близ районного центра Теленешти, где проводились стрельбы по воздушным целям. К слову, здесь меня назначили командиром зенитно-пулеметного расчета.
Государственную границу перешли в районе Унгены и вступили на территорию Румынии. Каждый пулеметный расчет имел свою машину. Они были новые, полученные по Ленд-лизу. Войска 4-й гвардейской армии, в том числе и наша, 84-я стрелковая дивизия, за несколько дней боев были уже севернее Бухареста, окружив один немецкий корпус, который долго не сдавался в плен. Но вскоре ему это пришлось сделать во главе с командиром корпуса. Румыния вышла из войны, объявив войну Германии. Румынские части организованно сдавались в плен и соглашались вести совместную борьбу против немецких и венгерских войск. Числа 15-20 сентября 1944 года по приказу командования 4-ю гвардейскую армию выводят в резерв главного командования в район города Луцка. Войска занимались боевой подготовкой, получали пополнение и боевую технику. Поговаривали, что 4-ю армию готовят для решающего удара. Но числа 20 октября 1944 года 4-ю армию погрузили в эшелоны и отправили в сторону озера Балатон в Венгрию, в расположение 3-го Украинского фронта.
Хотя все это делалось в глубокой секретности, даже мы сами не знали, куда нас везут, а жены, дети, родители солдат, призванных из Одесской и Винницкой областей полевыми военкоматами, встречали на станциях своих мужей, отцов, любимых. Почти весь личный состав нашей роты был из Винницкой области, и их встречали. Говорили о том, что мы будем ехать через их станцию, знали за неделю. И ждали, и дождались. Некоторые увиделись в последний раз, так как предстояли бои в Венгрии, Австрии и домой вернуться довелось не всем.
Теперь и мы уже догадались, куда нас везут, на какой юг. И вот снова Румыния, г. Голац. Здесь нас перегрузили в румынские эшелоны и повезли через всю Румынию с востока на запад в г. Тимишоару. Здесь мы впервые за всю войну отмечали 19 ноября 1944 года День артиллерии. На следующий день штаб и все подразделения дивизии своим ходом перешли румыно-югославскую границу. Мы, зенитчики, обеспечивали переправу через реку Тисса, наблюдая за немецкой авиацией. Но все обошлось благополучно. Мы вступили на землю дружеской Югославии с севера, а на третий день уже прибыли на территорию Венгрии – союзницы фашистской Германии. Дунай форсировали в районе г. Мохач. А через несколько дней дивизия заняла оборону в предместьях Секешвахервара. Это был сильный опорный пункт противника.
В первых числах декабря 1944 года 4-я гвардейская армия после часовой артподготовки пошла в наступление на Секешвахервар. Мы, зенитчики, сбили один «Мессершмидт-110». Нужно отметить, что немецкая авиация была не та, в небе господствовала уже наша авиация. Город мы взяли штурмом, враг сильно сопротивлялся, особенно венгерская армия.
6 января 1945 года нас, курсантов, по тревоге подняли и, погрузив в эшелоны, отправили в Венгрию (г. Байа). Переправлялись через Дунай катерами дунайской военной флотилии и высадились в г. Тольно. В течение дня обеспечили нас вооружением и боеприпасами, автотранспортом, а затем отвезли в большой населенный пункт Цеце, где находился штаб 17-й воздушной армии. Штаб эвакуировался, началась сильная паника. Вскоре стала известна ее причина. Оказалось, что 6 января противник мощным ударом прорвал оборону наших войск в Секешвехерваре с целью захвата переправы через Дунай и освобождения окруженной группировки в Будапеште.
В какой-то мере противнику удалось получить превосходство, оттеснив советские войска до Дуная, а в Дунапентеле чуть не завладел переправой. Наши войска отступили от Секешвехервара, но через Дунай противника не пропустили. Поэтому нас, курсантов, и запасной полк офицерского состава 3-го Украинского фронта бросили на этот участок. Всю ночь мы окапывались, а рано утром противник пошел в наступление. Однако, несмотря на его танки и высокую плотность огня, врага не пропустили, сами пошли в контрнаступление – взяли большой населенный пункт Шимонторнья.
В середине марта нас, курсантов, снова отправляют на фронт, но уже не на первую линию. На фронте находились недели две, и нас сменили десантники 9-й гвардейской армии. Это было западнее Дунафельдварда, прикрывали переправу через Дунай в случае прорыва противника на Будапешт.
За время учебы сменили четыре места. Города Пакш на Дунае и Сомбатхель на австрийской границе оказались последними. Конец войны застал нас в Австрии, в Альпах, где проводили стрельбы в горных условиях. Когда узнали, что кончилась война, мы ликовали, и нашей радости не было конца. Нас одели в офицерские мундиры и вскоре распределили по частям фронта.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com