Семей 58223
Профилей 1094415
Иван Григорьевич Клюевский
  Информация о рождении
Дата рождения: 1 января 1884
Место рождения: украина Октябрьский р-н, село Калиновка

Год рождения указан примерный.
Родители батрачили у помещиков Харчатых хуторов, Зайчевских. Отец с 8 лет до 24 лет осваивал ремесло хлебопашца, мать с 14 лет до 20 лет осваивала ремесло повара-хлебопека.
В 1913 г. отец и мать стали супругами. Родители матери подарили молодоженам пару лошадей, новый фургон, триста рублей серебром. Родные братья моей матери Иван и Семен, мой отец погрузили в фургон сундук с одеждой матери, дарственной посудой, иконами. И отец привез молодую жену в родительский дом. Родители отца встретили новобрачных в своем дворе и доме с загадочной сдержанностью. Они обедали из деревянной посудины и отказывались кушать из фарфоровых тарелок невестки Анюты.
Старшая сестра отца Анастасия, служившая в семье морского офицера-врача в Николаеве, убедила родителей, сестер Галину, Ульяну, Полину, Ефросинью, что они своим поведением обижают Анюту. Нравственная беседа Анастасии с родителями, сестрами урегулировала семейные отношения с Анютой. Она стала авторитетом в их семье.
Война 1914 г. с немцами, революция 1917 г., гражданская война, разруха, неурожай в 1921 г., причинили огромный вред советским людям, в том числе и моим родителям.
За это время моя мать родила двойню Андрюшу и Наташу, которые вскоре умерли. Похоронив детей, мать привезла из Перемишля домой моего отца, инвалида войны 1914 г., у которого левая рука не действовала. И матери пришлось вести хозяйство одной, ухаживать за моим отцом, мной 1917 г. рождения, братом Афанасием 1918 г. рождения, сестрой Марией 1921 г. рождения, племянником Иваном 1912 г. рождения, родители которого умерли голодной смертью в 1921 году.
В 1921 г. отец и два его соседа Никита и Сидор Игнатенко организовали сапожную бригаду, выехали в г. Полтаву, где люди не голодали. Своим сапожным ремеслом зарабатывали сельхозпродуктами и отправляли их своим семьям в Калиновку. Спасая свою семью и семью родителей отца от голода, мать отправляла отцу в Полтаву всю свою одежду, посуду, иконы, подаренные ей ее матерью. А отец все это продавал.
В 1922 г. Украина стала республикой СССР. Ленинский НЭП позволил крестьянам батракам с 1924г. по 1927 г. подняться до уровня крестьян средней зажиточности.
Так мои родители построили дом на каменном фундаменте с хозяйственными постройками, общей площадью 180 кв.м с центральным входом и большими окнами.
В 1927-1928 г.г. родители были хозяевами пары лошадей, двух коров, свиноматки, десятка баранов, около сотни домашней птицы, сельхозинвентаря для обработки 12 га земли. Для приобретения мебели родители имели 500 пудов пшеницы и держали ее для продажи.
В 1927 году отец погрузил на арбу своих родителей, меня, брата Афанасия, сестер Марию, Нину, Домну, Александру, племянника матери Ивана, посадил рядом с собою мою мать и тронулся из Калиновки к новому месту жительства. Поближе к земле кормилице.
В 1929 году началась компания раскулачивания зажиточных крестьян, высылка их в Сибирь, организовывались колхозы сельскими активистами на усадьбах раскулаченных крестьян.
В 1929 г. отец для уплаты налогов продал 200 пудов пшеницы, 50 пудов ячменя, овса, 12 поросят, корову.
1930 г. отец продал 250 пудов пшеницы, свиноматку, кабана, 10 овец, около 5 тонн картофеля, кашного проса, подсолнечных семян и оплатил налог.
В 1931 г. организовался колхоз «Красный», который дважды разбегался, засевал половину посевных площадей. Урожай прямо с поля полностью отправлялся на Николаевский элеватор. Поскольку колхоз не выполнил план заготовки зерновых, Калиновский сельсовет вывез из закромов крестьян поселка Красного пшеницу, ячмень, кукурузу, кашное просо, картофель, подсолнечные семечки, соленое сало, мясо.
В 1932 г. наша семья из 12 человек питалась отрубями, макухой, кабаками, свеклой, турецким просом, ячменем, который высевали из прошлогодней соломы.
В январе приехали налоговики с Калиновского сельсовета искать хлебные запасы поселка Красного. Нашли тайник у Ганчаренка Ивана, где его семья хранила 5 мешков пшеницы. Он и его два сына были сосланы в Сибирь. Не найдя хлеба у крестьян поселка Красного, налоговики арестовали несколько крестьян, в том числе и моего отца, увезли их в Калиновский сельсовет, бросили в подвал, двое суток требовали у них признания, где они прячут свой хлеб. Во время допросов председатель сельсовета Иван Высочин, оставшись наедине с отцом, сказал ему: «Дядя Ваня, я ваш бывший сосед хорошо знаю вашу тяжелую жизнь бедняка, батрака. Понимаю, каким каторжным трудом добились средней зажиточности вы и все крестьяне поселка. Советую выехать в другое место жительства, поступить на работу туда, где вы и ваша семья будут получать продуктовые пайки по нормам рабочего класса. Получив самую низкую норму продуктов для себя и семьи, вы все останетесь живы. Кто товарищ, а кто враг крестьянам узнаем позже».
Придя домой, отец дал мне и брату Афанасию задание, ежедневно намолачивать по литровому кувшину турецкого пшена и ячменной крупы. Отец и Иван ежедневно насевали в прошлогодних скирдах кувшинчик пшеницы и кувшинчик ячменя. Это была наша норма суточного питания.
К осени 1932 г. все было пересеяно, огородина, посеянная весной съедена. Колхоз посеял несколько гектаров озимой пшеницы, но ни одного пуда колхозники не получили. Урожай был убран колхозом с. Калиновки, которому была передана земля нашего колхоза и небольшое стадо скота. Лошадей выгнали в поле, они оказались никому не нужными.
На исходе 1932 г. отец предложил мне пойти с ним на станцию Грейгово, сказал, что пока держимся на ногах, надо искать работу там, где не дадут умереть голодной смертью. В середине дня мы были на ст. Грейгово. Встретились с бригадиром путейцем Литвиным Иосифом Николаевичем, который услышал от отца, что наша семья из 11 человек голодает, дружески успокоил отца и сказал: «Браток, успокойся, тебе повезло, нам нужен путеобходчик». В 12 часов мы сидели в доме загадочного доброго человека, который выслушал внимательно отца, накормил нас едой, которую мы не ели с 1929 г.
Узнав, что отец не грамотный, он дал мне ручку, бумагу, продиктовал их содержание и заставил отца поставить свои крючки подписи под заявлением и автобиографией. Сказал: «Иван Григорьевич, завтра можешь выходить на работу в мою бригаду, пройдешь комиссию, приведешь в порядок будку Поляруса, перевезем твою семью, поможем посеять и посадить пшеничку, кашное просо, огородину. Земли там достаточно, чтобы прокормить твою семью».
Возвращаясь домой, отец был доволен приходом на Грейгово. Он сказал мне свое решение: «Сынок, дом, который я купил на Водопое, мне не нужен, там нет земли, а без земли я никто. Как только пройду комиссию, переедим в будку. Ты и Иван будите жить на Водопое у Ульяны. Вам надо приобретать специальность рабочих. Ульяне я отвез муки, пшена, картофеля, хватит года на 2 ее семье и вам. Приобретете специальность, будите жить по-человечески. То, что делает власть с крестьянами сейчас, делают враги Советской власти, которые убили Ленина».
Председатель Калиновского сельсовета был месяц в Киеве на курсах, и отец не мог получить справку о том, что ему разрешен переезд на новое место жительства. Оформился он путевым обходчиком в феврале 1933 года. Через несколько дней я и Иван, уже почувствовавшие тошноту голода, отправились на Водопой искать работу в Николаеве. Провожая нас, мать плакала, отец тихо промолвил: «Дети, простите, старайтесь до вечера дойти до Водопоя».
В мае 1933 г. отец привез меня и Ивана домой в ж.д. будку в 3 км от ст. Грейгово. Маленький кирпичный домик был окружен вековыми акациями, в его дворике в навозе греблись с десяток курей и большой красивый петух, который увидел нас, трижды прокукарекал и важно пошел к стайке кур.
Из извоза мы увидели ухоженный огород, полоску яровой пшеницы и рядом рядом полоску кашного проса. Отец с волнением сказал, что все, что обещал Иосиф Николаевич, он выполнил полностью, и этого наша семья не должна никогда забывать.
Из автобиографии Клюевского Ф.И.
  © 2002-2017|service.familyface.com@gmail.com